ЭКСПЕДИЦИИ. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ГНЕСИНСКАЯ ШКОЛА ФОЛЬКЛОРИСТОВ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ
(фрагменты статьи 2006 года)

М. А. Енговатова

…  В 1958 году по инициативе проф. М. С. Пекелиса … был основан Кабинет народной музыки, который возглавил известный фольклорист В. И. Харьков. С этого времени началась планомерная полевая экспедиционная  работа гнесинцев, активное участие в которой принимали музыковеды и композиторы — аспиранты, студенты.

… Велась интенсивная полевая работа, чрезвычайно широка была география экспедиций, что позволило хотя бы в общих чертах составить представление о специфике музыкального фольклора разных регионов. С другой стороны, географический разброс экспедиций не способствовал углубленной работе на той или иной территории. Отчасти это преодолевалось многолетней  стационарной работой в отдельных местностях (например, в Вологодской, Кировской  областях, в Верхнем Поволжье).

Именно в эти годы были заложены основы методики полевой работы: велись поиски особых методов вхождения, вживания в иную, отличную от городской культуру, «перевода» на современный язык ее представлений и пр. Иными словами, была создана база для дальнейших исследований, начато воспитание молодых фольклористов, особое значение в котором придавалось полевой работе — с одной стороны, и региональной направленности исследований — с другой.

Описанная ситуация сейчас может показаться будничной, самой собой разумеющейся. Но в то время полевую региональную работу гнесинских фольклористов можно было сравнить разве что с работой фольклористов Московской консерватории, коллективом которых руководил крупнейший отечественный ученый К. В. Квитка.  Опора кабинетной работы на полевую впоследствии станет обязательным условием любого фольклористического исследования гнесинцев.

Конечно, с позиций современной науки о фольклоре мы можем осмысливать прошлое и критически. Досадно, что в те времена совсем не записывался этнографический контекст музыкального фольклора (что усложняет жанровую классификацию материала, исключает возможность изучения функционирования фольклорных текстов, их прагматики), осуществлялась выборочная запись песен, основанная на субъективных эстетических оценках собирателей, напевы записывались фрагментарно — по две-три строфы. Не удовлетворяет и точечный характер экспедиций в обследуемые регионы.  Тем не менее, в области полевой работы гнесинцы были в то время на «переднем крае» науки.

Изменения, произошедшие в фольклористике в начале 70-х годов…
Содержанием этого периода, длившегося, как и первый, около 20 лет, стала разработка методов структурно-типологических исследований и совершенствование в этом направлении методики полевой экспедиционной работы. Что касается последней, то можно сказать, что ее методы окончательно сложились именно в этот период. К ним относятся:

1) сплошное, фронтальное обследование избранных крупных регионов;

2) исчерпывающая запись всего репертуара в каждом населенном пункте, недопустимость субъективного отбора материала;

3) максимально возможная фиксация этнографического и социально-бытового контекста музыкального фольклора;

4) звукозапись бесед с исполнителями (об этнографическом контексте, формах традиционного музыкального быта, исполнительском процессе), фиксация народной терминологии, словесных жанров, поэтических текстов песен в пересказе исполнителей и т.д.;

5) осуществление многомикрофонных звукозаписей народного многоголосия.

Все перечисленное в настоящее время определяет требования к экспедиционной работе этномузыкологов. В начале 80-х годов произошел окончательный переход гнесинцев на метод фронтального обследования территорий по определенной программе, с использованием опросников и репертуарных списков. Большую роль в этом сыграли научные контакты с коллективом специалистов сектора этнолингвистики и фольклора Института славяноведения и балканистики АН СССР⁵, возглавляемым академиком Н. И. Толстым. Совместная конференция 1980 года, посвященная вопросам картографирования, обратила внимание гнесинцев на методы ареальных исследований, что привело к уточнению методики полевой работы, а также к постановке новых задач в изучении музыкальных диалектов русского фольклора. По новой методике были обследованы западные территории восточных славян — регион распространения наиболее древних, коренных явлений русского фольклора (Восточное Полесье, Смоленская, Брянская, южная часть Псковской и Тверской областей, западные районы Белгородской, Калужской, Курской, Орловской, Тульской областей), а также часть северных (бассейн реки Мезени с прилегающим Поречьем, Костромская область).

…  гнесинцы создали солидный фонограммархив, содержащий крупные региональные коллекции музыкально-этнографических материалов  (мезенскую, поморскую, вологодскую, костромскую, средневолжскую, восточно-полесскую, смоленскую, брянскую, псковскую и др.), которые в настоящее время переводятся на цифровые носители.